"Перспективы мрачные": к чему приведет распространение борщевика в России.

"Перспективы мрачные": к чему приведет распространение борщевика в России.

© РИА Новости

МОСКВА, 1 июня — РИА Новости, Николай Гурьянов. По прогнозам ученых, европейская часть России в скором будущем зарастет борщевиком. Исследователи связывают это с изменением климата. Активисты считают: биологическую катастрофу приближает не глобальное потепление, а прохладное отношение общества и чиновников к проблеме.

Всепроникающий борщевик

Ученые из Центра наук о жизни Сколтеха в конце мая опубликовали прогноз распространения борщевика Сосновского (Heracleum sosnowskyi) в условиях изменения климата. Выстроенная ими модель показала, что под угрозой инвазии — вся европейская часть России, кроме самых северных районов.

Впрочем, для специалистов, занимающихся проблемой опасного растения, эти выводы не новость. Свежести исследованию придает его привязка к "модной" теме глобального потепления. Однако известно, что и при нынешнем климате агрессивный сорняк прекрасно себя чувствует в средней полосе и на севере России.

Предыдущие исследования показали: борщевик Сосновского, чья экспансия началась всего 70 лет назад при содействии человека, "до сих пор не занял всю потенциально экологически пригодную для его распространения территорию, а северные и южные границы его вторичного ареала еще окончательно не установились".

В работе ученых из Петербурга и Белгорода говорится, что растение предпочитает более влажный климат. Поэтому оно занимает обширные территории в таких областях, как Ленинградская, Псковская, Новгородская, Тверская. А в более сухих (Рязанская, Липецкая, Воронежская, Белгородская, Пензенская, Мордовия) встречается редко, преимущественно в азональных ландшафтах с повышенной сыростью — прежде всего в долинах рек.

Учитывая, что климат в России становится все более влажным, прогноз сколковских исследователей выглядит убедительным. И даже отчасти оптимистичным: борщевик уже успешно прижился в Арктике, давно начал осваивать Сибирь и Дальний Восток.

Степень поражения центральных и северо-западных областей можно оценить лишь приблизительно. Площади произрастания инвазионного вида настолько обширны, что уже их обследование требует значительных ресурсов. Масштабы проблемы позволяет оценить карта, составленная активистами движения "Антиборщевик": желтым отмечены зоны частичного заражения, красным — сплошных зарослей.

В России изучением растения занимаются несколько научных групп, но результаты их трудов редко привлекают внимание. Популяризацией занимаются общественники. Например, Попова, у которой нет специального биологического образования, тесно сотрудничает с учеными.

Рекомендации, опубликованные на сайте движения, созданы на основе научных работ и практики участников группы. За семь лет активистка из Балашихи вместе с соратниками проделала большую работу по систематизации данных о вредном растении и пытается с помощью ученых развеивать многочисленные мифы о нем.

Обжигающие заблуждения

По мнению активистов, и общество, и органы власти недооценивают вред борщевика Сосновского. В частности, игнорируют угрозы для здоровья. Многие россияне уже усвоили, что сок растения, попавший на кожу человека, провоцирует ожоги под воздействием ультрафиолета. Вместе с тем большинство считают, что борщевик опасен только в период цветения растения.

Попова на личном опыте показывает, что это не так: она намеренно натерла молодым борщевиком небольшой участок кожи, подставила его под весеннее солнце — и получила ожог. Активистка отмечает, что зонтичный гигант опасен всегда, и важно знать, что делать в случае соприкосновения с растением.

Вторая группа самоуспокоительных мифов связана с верой в волшебные силы русской природы, которая якобы сама способна справиться с инвазионным монстром. На деле же он не встречает никаких препятствий для распространения на обширных пространствах выше широты Курска и Воронежа, вытесняя другие виды растений и вслед за ними животных, лишенных кормовой базы. Борщевик Сосновского — прямая угроза биоразнообразию, считают активисты. Ученые с ними согласны: иногда он полностью замещает собой устоявшуюся экосистему.

Третий тип вредных заблуждений нередко встречается и в научной среде. Регулярно появляются предложения по использованию борщевика в народном хозяйстве, из него хотят делать бумагу, сахар, спирт. Есть и совсем экзотические идеи: так, группа специалистов зарегистрировала патент на замещение борщевиком конопли.

Однако, по мнению биологов и активистов, любое промышленное использование не поможет защитить экосистемы, а, напротив, ускорит распространение агрессивного вида.

"Теоретически, наверное, можно брать борщевик для производства чего-то полезного, если перерабатывать уже существующие заросли, а не сажать новые. Однако делать это придется без участия человека, иначе будут ожоги. Да и кто захочет работать с такой опасной культурой?" — отмечает в беседе с РИА Новости Лариса Абрамова, главный научный сотрудник Южноуральского ботанического сада института Уфимского научного центра РАН.

Третий тип вредных заблуждений нередко встречается и в научной среде. Регулярно появляются предложения по использованию борщевика в народном хозяйстве, из него хотят делать бумагу, сахар, спирт. Есть и совсем экзотические идеи: так, группа специалистов зарегистрировала патент на замещение борщевиком конопли.

Однако, по мнению биологов и активистов, любое промышленное использование не поможет защитить экосистемы, а, напротив, ускорит распространение агрессивного вида.

"Теоретически, наверное, можно брать борщевик для производства чего-то полезного, если перерабатывать уже существующие заросли, а не сажать новые. Однако делать это придется без участия человека, иначе будут ожоги. Да и кто захочет работать с такой опасной культурой?" — отмечает в беседе с РИА Новости Лариса Абрамова, главный научный сотрудник Южноуральского ботанического сада института Уфимского научного центра РАН.

В России нет федеральной программы по уничтожению борщевика, только региональные и лишь в нескольких субъектах ЦФО и СЗФО. При этом в некоторых областях, где ситуация принимает угрожающий оборот, никаких планов по борьбе с биологической угрозой нет.

Общественники и местные депутаты не раз выступали с призывом принять общероссийскую программу. Например, в Тверской области. Однако федеральные власти такие запросы перенаправляют в Министерство сельского хозяйства. Там заявляют, что борщевик Сосновского не растет на сельхозугодьях, находящихся в активном обороте, а проблему поражения неиспользуемых участков решают их запашкой.

Но борщевику все равно, где распространяться: на сельскохозяйственных землях или, например, на особо охраняемых природных территориях (ООПТ). Последние — это уже зона, подведомственная Минприроды, которое пока не спешит решать вопрос с агрессивным растением.

Федеральные власти, вероятно, исходят из того, что на законодательном уровне борщевик считается обычным сорняком: как крапива или лопухи. А значит, бороться с ним должны только владельцы сельхозугодий.

Карательные меры тоже требуют оптимизации и гибкости, считает Попова. В отдельных регионах, например в Подмосковье, ввели штрафы для землевладельцев за наличие борщевика. Однако иногда дешевле заплатить, чем обработать территории. С другой стороны, в отдельных случаях собственники участков ни физически, ни финансово не могут потянуть очистку земель от вредного растения. И тогда нужна помощь государства.

По мнению экоактивистов, для ликвидации борщевика нужны гибкие меры. В частности, необходимо разбить земли на несколько категорий по степени заражения. Если на чистых территориях достаточно регулярного патрулирования и своевременного уничтожения новых ростков, то для борьбы с зонами сплошных зарослей нужны серьезные ресурсы. При их нехватке придется создавать буферные зоны вокруг очагов — не меньше семи метров, поскольку большинство семян падают рядом с материнским растением и могут пустить корни.

 

Связаться с нами